НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ

Сергей Михайлович Голицын

ЗА БЕРЕЗОВЫМИ Книжками

Всем егозливым ребятам-изыскателям, с которыми много лет попорядку я бродил и, надеюсь, еще буду бродить по нескончаемо красивым просторам россии, эту повесть посвящаю!

Создатель

Глава 1-ая

НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ Книжках

Я еще не помню такового нашествия столичных школьников в нашу больницу, как этой весной. Никогда работа не НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ казалась мне настолько напряженной.

Раз в день приходя на работу, я с страхом оглядывал нетерпеливую массу ребят, ожидавших меня. С каждым деньком их являлось все в большей и большей степени…

Я надевал белоснежный халатик и начинал прием. То мальчишки, то девченки появлялись в моем кабинете, смущенно раздевались, складывали кучкой НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ одежку и нерешительно подходили ко мне.

Румяные щеки, налитые мышцы, прочные грудные клеточки безоговорочно обосновывали, что все эти егозы полностью здоровы, но им необходимы были справки о здоровье… Для чего?

Они все страстно, неудержимо желали куда-нибудь уехать на лето из Москвы.

Раздавая десятками справки, я наслушался столько волнующих, увлекательных рассказов НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ о будущих путешествиях на Волгу, на Кавказ, на раскопки курганов, об экспедициях за редчайшими минералами… В конце концов я не выдержал и начал остро завидовать счастливчикам.

А те, получив вожделенные бумажки, выскакивали на улицу и, наверняка, здесь же забывали обо мне.

Отпрыск мой, Миша, улетал в вулканологическую экспедицию НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ на Курильские острова, а дочка, шестиклассница Соня, собиралась в туристический поход в Крым.

И никому не было никакого дела, где я, старый детский доктор, проведу собственный летний отпуск. Неуж-то придется отправиться в подмосковный дом отдыха? Это означает: утром до вечера стучать в домино с очень болтливыми соседями НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ либо дремать с удочкой у заросшего тиной пруда…

Я поделился своими печальными идеями с соседом по квартире, работником исторического архива Тычинкой.

Так его окрестил Миша за малый рост и худобу.

Любознательные глазки Тычинки нежно засветились через толстые очки.

– Я вам издавна желал предложить одно дельце, – чуток улыбаясь, произнес он и НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ тотчас же скрылся за дверцей, а через 10 минут легонько постучал в мою комнату. – Не угодно ли посмотреть на сию статеечку? – Он показал тускло-зеленый журнальчик «Библиограф» за 1889 год и, полистав пожелтевшие от времени, пахнущие странички, ткнул пальцем.

– «Об остатках библиотеки тринадцатого века», – прочитал я название.

Статья была НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ о отысканных создателем в башне 1-го монастыря 4 рукописных книжках на пергаменте. На больших листах удалось прочитать, что эти книжки принадлежали князю Василько Ростовскому.

– А кто таковой был Василько? – неуверенно спросил я.

– Василько был отпрыском Константина Мудрейшего – обладателя самой богатой библиотеки тех пор. В ней, не считая книжек на пергаменте, непременно НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, имелись также березовые книжки.

– Ах, березовые книжки!.. – схватил я, здесь же смолк и еще больше неуверенно спросил: – А кто таковой был Константин, которому принадлежали эти… – я споткнулся, – книжки?

– Константин был старшим отпрыском Всеволода Огромное Гнездо – величавого князя Владимирского, внуком Юрия Долгорукого. А о березовых книжках, поточнее, о книжках, не НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ написанных в типографии, не переписанных от руки на пергаменте, а процарапанных на бересте, я вам расскажу потом, – снисходительно улыбнулся Тычинка.

Из всего услышанного мне были отлично знакомы только одно имя и одно событие: «Юрий Долгорукий выстроил в Москве 1-ый дом», как произнесла в один прекрасный момент моя дочка Соня, когда еще НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ не поступила в школу. Пришлось мне признаться, "что я ничегошеньки не знаю.

За несколько вечеров Тычинка прочел мне целый курс российской истории.

Засунув руки в кармашки брюк, он поднимал седоватую вздыбленную голову и, шагая меж газовой плитой и холодильником, вел собственный рассказ. Он с такими подробностями НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ гласил о летописях, о мирных переговорах, о безграничных битвах, об основании городов, о ужасном монгольском нашествии, точно сам жил в те давнешние времена и со всеми теми бессчетными князьями вел войну, пировал и считал их своими близкими друзьями.

В один прекрасный момент он принес несколько книжек в желтоватых переплетах НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ о раскопках в Новгороде и начал говорить:

– В этом старом городке под толстым слоем насыпной земли, на старенькых пожарищах, в щелях меж бревнами старой древесной мостовой археологи стали отыскивать странноватые трубочки из бересты. Когда эти трубочки распарили и с величайшей осторожностью развернули, на их узрели надписи.

Тычинка показал мне бессчетные фото этих НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ восхитительных находок: черных, с оборванными краями полосок, с нацарапанными на их вкривь и вкось каракулями.

Оказывается, на этих берестяных полосках новгородцы писали друг дружке письма и записки самого различного содержания. Прочитает новгородец такое письмо, скажем, приглашение в гости, и бросит записку, а через семьсот лет археологи ее отыщут и НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ будут в экстазе от собственной ценнейшей находки.

– Ранее историки считали, – объяснил Тычинка, – что в старой Руси только духовенство было грамотным. А эти жалкие клочки березовой коры безоговорочно обосновывали существование высочайшей культуры тогдашнего Новгорода: там даже обыкновенные посадские люди и ремесленники, даже их супруги, даже ребятишки умели читать и НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ писать! Замечательное, классное открытие – грамоты на бересте! – Тычинка поднял очки на лоб, закрутил тонкие усы и прищурил подслеповатые, но вдохновенные глаза.

– Что мы знаем о литературе, сделанной до монгольского нашествия? Практически ничего не знаем. «Слово о полку Игореве» – величайшее творение безвестного древнерусского поэта, и только оно одно не НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ позабыто в наше время. Но, непременно, имелись у «Слова» и братья и сестры, жила и процветала красивая литература двенадцатого столетия. Долгими зимними вечерами российские люди собирались совместно и слушали чудные поэмы, славные сказания о богатырях – Илье Муромце, Добрыне Никитиче, Алеше Поповиче, Садко… Церковные книжки писались на дорогом пергаменте из телячьей кожи НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ. Эти поэмы и сказания числились произведениями вроде бы второго сорта. Их процарапывали наточенными тетеревиными косточками на содранной с берез бересте. Из таких берестяных листов сшивались березовые книжки. Самая богатая библиотека была в городке Ростове на дону Величавом, у князя Константина Мудрейшего. Константин числился, непременно, выдающимся ученым НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ. Он знал несколько языков, основал 1-ое на северной Руси училище.

– Куда же делась та именитая библиотека? – спрашивал, горестно вздыхая, Тычинка и сам же для себя отвечал: – Жуткие пожары то и дело сплошь опустошали городка: ведь древесные избушки и землянки лепились одна к другой. А нашествие татар варварски убило последние НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ сокровища.

– По правде говоря, я никогда не слышал о березовых книжках, – признался я.

– Не все ученые веруют в их существование: ведь до нынешнего денька никто никогда их не находил, – грустно ответил Тычинка. – «И самые книжки не на хартиях писаху, но на берестях», – торжественно произнес он. – Вот единственное, полностью достоверное НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ упоминание в древних источниках о березовых книжках! Но я убежден: не все сгорело, хранятся в скрытых тайниках, в подземельях спрятанные рукописи, может быть, остатки библиотеки Константина. Нужно их только разыскать… – Вдруг Тычинка схватил меня за руку и страстно зашептал: – Милейший доктор, вы захотели путешествовать – вот вам прекрасная цель туристического НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ похода: отыскиваете березовые книжки. Познакомьтесь с пионерами из какой-либо столичной школы и отчаливайте бродить по Владимирской и Ярославской областям. В древних городках вы всегда отыщите ученых-археологов, которые с радостью возьмутся вам посодействовать, а может быть, будут управлять раскопками.

И е того времени каждую ночь мне снились очаровательные березовые рощи. Маленькие НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ листочки трепетали от ветерка, белоснежные стволы деревьев так ярко сверкали, что на их было даже больно глядеть. А шагая по утрам в свою больницу, я все повторял про себя: «Березовые книжки! Березовые книжки!»

В один прекрасный момент, придя днем на работу, я увидел белокурую, кучерявую девченку лет 13-ти НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ. Все посиживали на скамьях, а эта девченка стояла, притом у самой двери в мой кабинет.

Я невольно натыкался на нее всякий раз, когда выходил в приемную. Я успел увидеть ее длинные-предлинные, густые реснички и выжидающие огромные сероватые глаза.

Казалось, девченка вот-вот должна была войти ко мне на прием НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ. Но нет – она не шла и продолжала покорливо стоять у двери. А на мой вызов: «Кто последующий?» – вскакивали и спешили другие ребята.

В конце концов я не терпел и спросил ее:

– Что ты здесь стоишь с самого утра?

Настоящий испуг показался в очах девченки, задвигались губки, но НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ я не услышал ни слова.

– Иди сюда! – Я пропустил ее вперед в кабинет.

– Она без очереди! – воскрикнул кто-то из мальчишек.

Я сделал вид, что не расслышал, запер дверь, сел и стал перелистывать карточки.

– Не отыскиваете. Моей карточки у вас нет, – шепнула девченка.

– Почему нет?

– Я не ваша, я чужая НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, я из другого района…

– Так для чего же ты явилась ко мне? – рассердился я. Хоть какой доктор немедля изгнал бы несносную девчонку. Но я всегда считал себя внимательным и проницательным. К тому же ее напористость меня заинтриговала. Заметив мои колебания, девченка начала скороговоркой.

Она мячом прямо в школьный медпункт НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ запустила, три лекарства разбила, и докторша сейчас кошмар как на нее сердита и ни за что не желает дать справку о здоровье, а без этой справки в далекий туристический поход не берут. Тогда девченка достала справку и – сама повинна! – всем разболтала, произнесла – от докторши, соседки по квартире. А НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ей молвят: «По знакомству не годится». Вот она и пришла сюда ко мне.

В конце собственной длинноватой речи кучерявая девченка, видя, что я ее пристально слушаю, совершенно ободрилась, умоляюще посмотрела на меня и дрожащим голосом попросила:

– Пожалуйста, милый доктор, дайте мне справку, что я совершенно не больна. Я НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ и в волейбольной секции, и в баскетбольной самая натренированная…

– А какова цель вашего похода? Что вы собираетесь находить? – спросил я девченку.

– Ничего мы не будем находить. Мы пойдем просто так.

– Но это совершенно неинтересно! – воскрикнул я. – Туристы непременно обязаны иметь определенную цель похода. Самое увлекательное – если они будут находить чего НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ-нибудть неведомое, редчайшее, загадочное. – И, не думая о каких-то последствиях собственных слов, я добавил: – Может быть, вы возжелаете находить вкупе со мной березовые книжки?

– Березовые книжки? – нисколечко не удивившись, деловито переспросила девченка. – Отлично, мы созовем заседание штаба похода, и я доложу.

Она замолчала, позже опять умоляюще посмотрела на НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ меня лучистыми очами:

– Так, пожалуйста, справку…

– Нет, сначала я тебя прослушаю, – как можно суше ответил я.

Ничего у нее не было – нив горле, ни в легких. Только было собрался я слушать сердечко, как в дверь постучали.

– Не дыши, не дыши… Ну, что они там стучат? Просто невообразимо работать НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ в таковой обстановке!

Я подошел к двери, повернул ключ, высунул голову в коридор. Несколько мальчиков здесь же отпрыгнули.

– На данный момент, на данный момент, подождите еще три минутки! – заорал я, захлопнул дверь и вновь оборотился к девченке. – Так, не дыши, не дыши… Гм-м… А в сердце-то у тебя шумок НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ.

Вообщем у ребят переходного возраста так именуемый «функциональныи» шум в сердечко встречается достаточно нередко. Разъясняется это явление тем, что рост и развитие сердца отстают от роста и развития всего организма. Нисколечко это не жутко, и через два-три года таковой шум безо всяких следов исчезает.

– А чего НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ-нибудть еще у тебя болит?

– Нет, нет. Нигде, нигде не болит, – упрямо говорила девченка, смотря на меня подкупающе правдивыми очами.

Снова раздался резкий стук…

– Ну хорошо. Одевайся быстрее и уходи.

Я расписался, подал девченке справку и пошел открывать дверь. Девченка здесь же пропала…

«Кроме справки, ничего ей от меня не НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ было нужно», – горько признался я себе.

В тот же момент в кабинет забежало несколько очень шумливых мальчишек, и я позабыл об этой девченке и мыслить.

Глава 2-ая

НОВЫЕ ЗНАКОМСТВА

На последующий денек была суббота. Я пришел домой рано и только сел читать газету, как зазвонил телефон.

– Здрасти, доктор, – услышал я гулкий и уверенный НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ в себе тоненький глас. – Девченки восемнадцатой школы шестого класса «Б» вас очень благодарят. Мальчишки, наверняка, тоже вас бы благодарили, но они ничего не знают, мы с ними уже неделю как не разговариваем, с того времени как они мою косу запихнули в чернильницу.

Бесчинство! Какая-то раздражающая девчонка из НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ-за некий чернильницы оторвала меня от газеты! Я желал было повесить трубку, но услышал такие слова:

– Мы очень заинтересовались поисками березовых книжек.

– Что, что, что?

– Мы, девченки шестого «Б», благодарим вас за справку, которую вы дали нашей подруге Гале. Сейчас она вкупе с нами отправится в большой НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ туристический поход.

– А куда вы идете? – начиная беспокоиться, спросил я.

– Под вашим управлением за березовыми книжками, – хладнокровно и звонко ответил телефон. – Штаб нашего туристического похода мне поручил с вами условиться.

Мы договорились: ко мне на квартиру на данный момент придут члены этого самого штаба.

Супруга обиделась на меня. Она купила НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ два билета в кино, а я отказался идти. Пришлось ей пригласить Розу Петровну – нашу соседку, Тычинкину супругу.

Миши, как обычно, не было дома. Соня готовила уроки.

В конце концов раздался давно ожидаемый звонок и явились три чинные и учтивые девченки в голубых туристических штанах, в голубых куртках и с красноватыми галстуками НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ.

Они смущенно поздоровались и сели рядком на диванчик, положив руки на колени. Одну из их я вызнал – это была та кудрявенькая, что приходила за справкой.

Соня посиживала в пол-оборота и время от времени окидывала девченок критичным взором, и те так же критически щурились, поглядывая на нее НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ.

– Ну-с, – начал я, – итак…

– Итак, – схватила наибольшая, светловолосая, в очках с толстыми стеклами.

И я вызнал тот уверенный в себе и гулкий глас, который слышал по телефону.

– Всю зимнюю пору наш класс тренился, мы собираемся в многодневный туристический поход…

Светловолосая говорила очень стремительно и без запинки; меж иным НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, искоса взглянув на Соню, ввентила, что она отличница, а сверх того – председатель драматического, астрономического и кролиководческого кружков, председатель волейбольной и хоккейной секций, заместитель председателя некий коллегии.

Словом, я сообразил, что она самая инициативная и самая примерная девченка в классе.

Она занята по гортань, но все таки отыскала время, разыскала меня НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ по телефону и на данный момент явилась ко мне вкупе с 2-мя подругами.

Звали ее Лариса.

«Когда же успевает готовить уроки эта Лариса Примерная?» – опешил я про себя, а вслух спросил:

– А скоро ли вы собираетесь идти в поход?

– Вы думаете: надели ранцы и пошли? – Очки Ларисы Примерной презрительно НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ заблестели. – Это так трудно, необходимо столько изготовлений!

И тотчас с хладнокровной самоуверенностью она принялась говорить о том, как в январе организовался штаб туристического похода. Зимою школьники собирали бумажную макулатуру и металлолом, сдали государству кроличьи шкурки, детская туристическая станция обещает дать палатки, кое-что дадут предки, и, в НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ конце концов, как кончатся школьные занятия, их класс поедет жить в сельскую школу. Ребята будут ходить в тренировочные туристические походы, купаться, играть и, самое главное, работать в колхозе по три часа в денек. Ребята дали добросовестное пионерское не лодырничать. И исключительно в середине июля 30 школьников шестого «Б» сумеют отправиться НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ в путь.

– А сколько дней мы будем путешествовать? – неуверенно спросил я. В душе я уже решил, что обязательно пойду с ними в поход.

– Пока не найдем березовых книжек, – твердо ответила Лариса Примерная. – Вы, доктор, заблаговременно запомните, что должны взять с собой: ложку чайную, ложку столовую, кружку, миску, зубную пасту НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, зубную щетку, мочалку, одеяло, две смены белья, два полотенца, три пары носок. – Лариса Примерная, по-видимому, вызубрила туристический справочник. – А еще мы положим в ваш ранец груз публичный – 10 банок мясных консервов. Мы рассчитываем ходить по 20 км в денек.

– Пустяки! Я и 30 проходила, – как будто куда-то в сторону произнесла Соня.

Лариса Примерная НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ сжала тонкие губки, но смолчала.

Чернокосая девченка Таня, худая и роскошная, как тростиночка, издавна уже порывалась также что-то сказать. На данный момент, воспользовавшись паузой, она подняла на меня чуток, выпуклые темные глаза и начала:

– И я числилась бы отличницей, да в одной задачке было надо умножить НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, а я поделила… И я тоже доктор. – И, опустив свои длинноватые серповидные реснички, она робко добавила: – Будущий. Я буду вылечивать во время похода. А вы мне поможете, если я к вам обращусь за консультацией?

– У меня появилась мысль, – внезапно перебила Лариса Примерная, – пойдемте в школу прямо на данный момент. Вы застанете НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ всех участников похода.

Я поглядел на часы. Что все-таки, до обеда оставалось еще много времени. Мы встали, я надел плащ, и мы направились в путь.

По дороге говорила одна Лариса Примерная. Я вызнал – сейчас они отправятся в тренировочный поход с ночевкой. Никто не имеет права сетовать, хныкать и НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, самое главное, просить пить. Все должны обосновать свою выносливость. Даже за одно словечко «вода» либо «пить» хоть какого могут посчитать слабеньким либо даже не пригодным к походу.

Мы свернули сначала в один переулок, позже в другой и внезапно очутились перед огромным, ослепительно белоснежным зданием школы.

На залитом асфальтом дворе НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ выстроились по четыре в ряд мальчишки и девченки, все в голубых майках и длинноватых голубых штанах.

– Раз, два, три, четыре… – бесстрастным голосом командовал веснушчатый, щупленький и беловолосый мальчишка.

И все изгибались то на право, то на лево, приседали, вытягивая оголенные руки то вперед, то ввысь, то в НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ стороны…

– За запоздание ставлю с виду! – сурово кликнул беловолосый.

– Нужно же! – возмутилась Лариса Примерная.

– У нас почтительная причина! – вспыхнула Танечка. Девченки торопливо сбросили свои куртки и галстуки и встали в строй.

– Раз, два, три, четыре!

30 голубых мальчишек и девченок выпрямлялись и нагибались, опять вскидывали руки ввысь, вперед…

– Раз, два, три, четыре НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ! Не задерживать дыхание! Руки в стороны! – командовал беловолосый, которого звали Вовой.

Я ощущал себя несколько неудобно: на меня никто не смотрел, никто не направлял внимания…

У крыльца лежала груда туго набитых ранцев, ведра, какие-то длинноватые зеленые свертки – правильно, палатки…

Вдруг во двор школы въехал грузовик НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ и повернул прямо на ребят. Гимнастические упражнения пришлось оборвать.

Из кабины выскочил здоровый детина в ковбойке и стал командовать шоферу:

– Так, так, разворачивай! Задний ход! Сюда! Еще сюда! Так!

Машина то пятилась, то поворачивалась, то двигалась вперед, в конце концов, встала у крыльца.

Ребята столпились вокруг машины, с любопытством заглядывая НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ за борта. В кузове я увидел большой токарный станок. Детина в ковбойке, разумеется грузчик, лязгая засовами, стремительно открыл боковой борт. Мальчишки здесь же полезли на верх машины, перекинули две древесные лаги с кузова на крыльцо, взяли в руки ломы и стежки…

– Слушать мою команду! – заорал великан-грузчик. – Гриша, поддевай отсюда! Миша НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, дай сюда лом! Раз, два – взяли!

Я начал раздражаться – столько растерял времени напрасно! К тому же я утром ничего не ел. А супруга сейчас обещала жареную скумбрию под белоснежным соусом…

– Раз, два – взяли! Еще взяли! – командовал грузчик. Девченки тоже устремились к машине. Будущие туристы дружно со всех НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ боков облепили станок и кто ломом либо стежком, а кто просто плечом попробовал продвинуть его в дверь.

Растрепанный, успевший кое-где загореть, румяный грузчик подсунул под станок толстый лом, натужились мышцы его рук…

Ох и силы же у него!

Станок перевалился через порог, и скоро вся масса ребятишек НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ во главе с грузчиком, толкаясь, пропала прямо за станком за дверцей школы.

– Уйду, и все! – в досаде пробормотал я. – Никому до меня нет никакого дела.

А есть так хотелось, что я подошел к цветнику, сорвал молодые листочки настурции и стал их жевать.

В эту минутку из двери школы выскочил грузчик, за ним НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ребята. Все тотчас же окружили меня.

– Простите, я не знал, что вы должны придти. А нам так необходимо с вами повстречаться! Вы представляете – шефы подарили токарный станок. Директор меня и попросила его забрать. Разрешите познакомиться – старший пионервожатый и начальник похода Николай Викторович…

Свою фамилию он произнес нарочно НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ непонятно. Вышло нечто вроде «Кап-кап-ко».

– 1-ый вопрос – меня очень интересует, что же это все-таки за березовые книжки?

– Начала тринадцатого века, до монгольского нашествия, – без запинки ответил я.

– Прекрасно! Мы собираемся организовать в школе музей. Отысканные экспонаты поместим в исторический отдел.

Я было желал увидеть, что разговор идет НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ о редкостях мирового значения, которые ни за что не отдадут в школьный музей, но помыслил, что нужно еще сначала отыскать эти редкости.

– Да, о скольких вещах нам предстоит за ранее переговорить, сколько подробностей высчитать, – вдумчиво произнес Николай Викторович и посмотрел на часы. – Простите, мне страшно неловко перед вами, – стремительно произнес НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ он, – нам пора в тренировочный поход.

Что ж, мне оставалось только пробормотать: «Ничего, ничего…» И я опять вспомнил о скумбрии.

Мы условились, что во вторник я снова приду в их школу к последнему уроку. Николай Викторович снова попросил у меня прощения и отдал добросовестное слово, что ни за НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ каким станком больше не поедет.

– Гриша, подойди сюда, – позвал он.

Небережно заложив руки за спину, к нам подошел высочайший толстогубый мальчишка. Его светлые волосы торчали, как петушиный гребешок. Видимо, мальчишка очень гордился собственной прической и повсевременно взбивал ее наверх.

– Командир отряда, видишь часы? – Николай Викторович постучал по левой кисти НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ. – Если через 10 минут не будете готовы, мы опоздаем на поезд. Знаешь, как в армии командуют?

– Есть как в армии! – звонко кликнул Гриша и подбежал к мальчишкам. – Ребята, этот конец сюда заложить! Этот отсюда давай! Держи веревку!

Руки мальчишек и девченок забегали. Одна палатка, другая пропали в недрах чехлов, кастрюли и НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ведра загремели… Николай Викторович отвел меня в сторону.

– У меня к вам есть одно дело, – шепнул он. – Школьный доктор сейчас из-за вас наговорила мне кучу противных слов. Вы же Гале выдали справку?

– Вообщем при шумах в сердечко подобного нрава я обычно разрешаю заниматься туризмом, – холодно НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ сделал возражение я. – Но школьный доктор, повсевременно наблюдающий за девченкой, лучше меня ее знает. Я мог недостаточно пристально ее оглядеть.

– Позвольте, – загорячился Николай Викторович, – Галя мне отдала добросовестное пионерское, что была у вас на приеме целых полчаса и даже другие ребята начали беспокоиться. Неуж-то она мне все налгала?

– Нет, вам НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ она гласила чистейшую правду.

– А я так обрадовался вашей справке, – произнес Николай Викторович, – я считал, Галя может идти с нами в поход.

– Раз школьный доктор возражает, я просто не имею права оговаривать ее мировоззрение.

Я начал раскаиваться, что поспешил тогда с Галиной справкой.

– Ну что ж, нельзя так нельзя, – вздохнул НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ Николай Викторович. – Хотя я никогда не сумею уверить Галю, что мы поступили с ней справедливо, – с досадой добавил он и отошел от меня к ребятам.

А с далекого конца школьного двора издавна уже с каким-то испуганным ожиданием глядела на меня Галя. Она, непременно, понимала, что молвят о НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ней.

Ко мне, крадучись, подошла Лариса Примерная.

– Я знаю, это вы о Гале совещались, – возбужденно шепнула она. – Неуж-то вы тоже не пустите ее в поход?

Я молчком пожал плечами.

– Ну не грустно ли – изо всего класса только одну ее. А желаете, она достанет третью справку?

– Ты НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ничего не понимаешь, никакие справки не посодействуют, – оборвал я.

Лариса густо побагровела.

В это время в воротах показалась очень толстая, румяная девченка. Она еле шла, согнутая под тяжестью ранца, переваливаясь, как гусыня.

– Ну вот, лицезрели нашу кросотку? Все издавна в сборе, а Лида только на данный момент является. Почему запоздала? – строго спросил НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ Николай Викторович.

– Да я… – чуть шевеля губками, жалобно оправдывалась девченка. – Мать ушла за покупками, я никак не могла одна…

– А почему мать? Сама должна была еще с вечера все собрать. А почему ранец таковой большой? Чем ты его набила? На данный момент же покажи.

Лида медлительно сняла ранец с НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ плеч, еще медлительнее начала выкладывать на крыльцо его содержимое.

Николай Викторович по-разному оценивал вынимаемые предметы.

– Так, пирожки – прекрасно! Колбаса – еще лучше! Шерстяной платок совсем не нужен! А это что, подушка? Товарищи, лицезрели? – Он высоко поднял над головой огромную подушку в белоснежной с узорами наволочке.

Все захохотали.

– Отнеси НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ немедля подушку и платок в учительскую! К нам подпрыгнул Гриша:

– Товарищ начальник похода, все готовы, прикажете строиться?

– Приказываю строиться!

– ~ – Отряд, становись! – отрывисто скомандовал Гриша. Все стремительно надели ранцы и встали по росту. Видно, каждый отлично знал, за кем он стоит.

– 1-ый! 2-ой! 3-ий! 4-ый! – по очереди выпаливали ребята, скачком откидывая НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ голову влево.

Гриша приставил руку к картонному колпаку на голове и лихо отрапортовал:

– Товарищ начальник похода, отряд в количестве 30 человек выстроен, нездоровых нет, опоздавших нет, разрешите начать поход?

– Дай сигнал, – кратко ответил Николай Викторович.

– Ранцы за плечи! Отряд, вперед! – выкрикнул Гриша. Молодые туристы сходу ожили, вскинули ранцы НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ и, гремя посудой, один за одним двинулись влево. Я остался стоять.

– До сви-да-ни-я! – проскандировали ребята. Шедшая сзади всех Галя помахала мне издалече рукою.

Скоро туристы скрылись за углом дома. Как я им всем завидовал!

Глава 3-я

ПРИГОВОР ОБЪЯВЛЕН

Во вторник, точно в назначенный час, я открыл дверь школы.

Меня повстречал НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ Николай Викторович, приличный, суровый, одетый в безупречный, черный в полосочку костюмчик с красноватым пионерским галстуком. Но, добросовестное слово, ковбойка грузчика и штаны туриста ему шли еще больше.

– Здрасти, с вами желает познакомиться наш директор.

Мы пошли по коридору. Из последней двери высунулись знакомые рожицы. Николай Викторович сурово нахмурил НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ брови.

– Не шуметь! Через две минутки мы придем. Мы вошли в кабинет директора.

– Вера Ильинична, разрешите вам представить доктора, о котором… – начал Николай Викторович.

Высочайшая полная брюнетка встала из-за стола, энергичным жестом протянула мне руку.

– Здрасти. Очень приятно! – отрывисто бросила она и здесь же резко обернулась к Николаю Викторовичу НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ: – Мне все понятно! Это ваши затеи! Туристический поход? Прекрасно! Отлично! Инициативу молодежи всецело приветствую, всецело поддерживаю! Но вы перегибаете палку! – Директор, видно, очень сердилась.

– Вера Ильинична, я ничего не понимаю! – попробовал защищаться Николай Викторович.

– Только-только я разговаривала с Елизаветой Павловной, она очень возмущена. И я НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ тоже очень возмущена! – Директор стремительно обернулась ко мне: – Елизавета Павловна – школьный доктор. Она категорически воспретила брать одну девченку в поход. У той что-то с сердечком. Вы со мной согласны?

Я молчком кивнул головой…

– И что все-таки, вы думаете, затеяла эта гнусная девчонка непременно по наущению старшего пионервожатого НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ?

– Вера Ильинична, только не по наущению, – взволнованно перебил Николай Викторович. – Я очень жалею Галю, но я никогда ни в чем…

– Да будет вам! – Директор опять обернулась ко мне: – Итак вот, именно эта Галя – умопомрачительная проныра! Она сначала достала справку от доктора, разлюбезной соседки по квартире. Мы говорим: «Не годится!» Она нашла какого НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ-то другого, совсем безответственного доктора…

Я невольно вздрогнул. Мне вдруг захотелось убежать.

– Вера Ильинична, все ясно, – опять очень поспешно перебил Николай Викторович. – Разрешите, я сам объявлю Гале ваш приговор.

– Пожалуйста! – пожала плечами директор и внезапно очень разлюбезно посмотрела на меня. – Ничего не поделаешь, время от времени приходится одергивать очень НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ егозливых пионервожатых, – шутливо произнесла она. – Как я рада, что вы идете в поход с нашими ребятами! Я буду размеренна за их здоровье. – Она приветливо улыбнулась.

Мы попрощались, вышли в пустой коридор.

– А вы понимаете – Галя наилучшая спортсменка нашего отряда, – со вздохом увидел Николай Викторович.

– Ничем не могу посодействовать, – сухо НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ответил я. Николай Викторович промолчал.

Нас уже увидели через щелку двери; гомон закончился. Когда мы вошли в класс, все чинно посиживали за своими партами.

Ребята тотчас же вскочили. Их красные галстуки ярко выделялись на фоне сероватых курточек и карих платьиц.

– Здрасти, садитесь, пожалуйста, – произнес я.

В самом НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ далеком углу я увидел Галю. Она была так же беспечна, как и все другие. Она и не подозревала, какой тяжкий разговор только-только велся в кабинете директора.

– Привести класс в походное положение! – скомандовал Николай Викторович.

И тотчас же начались, наверняка, уже много раз повторенные, практически бесшумные маневры с НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ партами – четыре фронтальные поставили у стенок, учительский стол убрали в угол. Все тесновато расселись вокруг по ближним партам. Николай Викторович положил прямо на пол большой зеленоватый лист.

Голоса замолкли, ребячьи шейки растянулись, головы наклонились. Николай Викторович сел на корточки перед этим листом Товарищи, вот карта! Мы начинаем обсуждение маршрута нашего похода НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, – произнес он и наклонился

– В поход! В поход! С палатками, с компасом, с большущими ранцами! – Черноглазый мальчишка, которого звали Миша, видимо сверх меры переполненный актуальной энергией, выскочил из-за парты и, расталкивая всех, лег на животик среди пола.

Следом за Мишей сорвались другие мальчишки, сели на пол вокруг карты.

Вскочили и НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ девченки, но, как досадно бы это не звучало, все наилучшие места уже были заняты, и девченки столпились сзади.

– Вечно мальчишки лезут вперед! – обидчиво бросила Лариса Примерная и демонстративно села за парту во 2-м ряду.

Отлично бродить по родной стране с томным ранцем за плечами, да и отлично НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ помечтать о будущем походе, смотря на карту. Зеленоватые пятна – это леса, темные полосы – это дороги, голубые зигзагообразные ниточки – это реки, огромные многоугольники – городка, мелкие кружки и точки – деревни… Николай Викторович начал прикидывать линейкой по карте и так и так, мерял, диктовал Ларисе Примерной числа; та умножала и разделяла. Ребята заспорили – хотелось НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ побольше пешком, гораздо меньше по стальной дороге.

В конце концов после долгих дискуссий «за» и «против» мы наметили примерный маршрут: от Москвы до Владимира поездом, дальше пешком – через городка Суздаль, Юрьев-Польской[1], Ростов на дону и до Ярославля. А из Ярославля до Москвы опять поездом. Мы прошагаем НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ двести с излишним км либо больше. Если нападем на следы березовых книжек, то свернем по этим следам куда-нибудь в сторону.

– Ну как, ребята, дойдем? – осмотрел всех Николай Викторович. – На каждый денек уж не настолько не мало придется.

– Дойдем! Обязательно дойдем!

– Итак, обсуждение закончено, – торжественно объявил Николай Викторович НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ, – на данный момент доктор будет нам говорить о березовых книжках.

Все вскочили, отряхнулись, бесшумно и стремительно сдвинули парты на прежние места и сели.

Сейчас, после бесед с Тычинкой, я знал древнейшую русскую историю назубок. Невольно подражая Тычинке, я так же принялся расхаживать по комнате и гласить особым, праздничным голосом.

Все посиживали тихо НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ. Лариса Примерная усердно записывала. Я сказал о Владимиро-Суздальском княжестве и его могучих сударях – Андрее Боголюбском, его младшем брате Всеволоде, за свое бессчетное потомство прозванном Огромным Гнездом, о старшем отпрыску Всеволода – Константине Мудрейшем и его безо всяких следов исчезнувшей библиотеке.

Ребята меня слушали пристально, и я начал говорить НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ о не так давно открытых при новгородских раскопках берестяных грамотах и о никогда и нигде еще не отысканных березовых книжках.

Когда я кончил, сходу все зашумели. Больше всех был возбужден черноглазый Миша. Николай Викторович отдал ему слово; он вскочил, тяжело дыша:

– Ребята! Ребята! Мы обязательно… мы… – Видно, он желал сказать НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ сильно много, но от волнения не сумел продолжать, побагровел и сел на место.

Бедняжка Галя была увлечена и возбуждена не меньше других. Она тоже попробовала что-то сказать, но от смущения смолкла.

В конце концов слово взяла Лариса Примерная. Она нерасторопно встала и, сверкая очками, начала гласить так длительно НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ и так нудно, что я не сообразил, как она предлагала организовать поиски березовых книжек.

Собрание кончилось. Все с шумом выбежали из класса. Я спустился по лестнице, окруженный массой ребят. Миша теребил меня за рукав, опять пытаясь сказать что-то необычно принципиальное, но только заикался от волнения.

Мы НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ обменялись телефонами с Николаем Викторовичем, прочно пожали друг дружке руки и условились, что он мне позвонит сначала июля, когда возвратится из летнего лагеря, – денька за четыре до нашего отъезда во Владимир. Будущие изыскатели березовых книжек что-то возбужденно мне ведали. Мы вышли на улицу, вновь меня окружила масса.

– Галя, мне необходимо НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ с тобой побеседовать, – услышал я за спиной тихий, но жесткий глас Николая Викторовича.

Издалече я увидел, как будущий начальник похода и Галя тормознули на крыльце школы. Галя стояла низковато опустив голову, а Николай Викторович что-то ей обосновывал.

Глава 4-ая

РАССКАЗ О Ранцах

Посреди июля в конце концов раздался давно НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ожидаемый звонок Николая Викторовича:

– Доктор, не раздумали ехать?

– Нет, нет, что вы! Я весь месяц мечтаю о нашем будущем походе.

– То-то же, – засмеялся Николай Викторович.

– Как отдыхали? – спросил я.

– А мы не только лишь отдыхали. Средства в колхозе на весь поход заработали, – похвалился он и повесил трубку.

Всю организационную НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ подготовку к походу Николай Викторович взгромоздил на свои выдерживающие хоть какой груз плечи. Каждый денек он мне звонил и говорил:

– Оформили путевку в детской туристической станции. Закупили продукты и перевезли их в школу…

В конце концов он отрадно объявил:

– Взяли 30 один билет до Владимира, завтра в 6 часов НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ вечера выезжаем.

На последующий денек я был готов отправиться в путь. В соломенной шапке, в белоснежных кедах, с огромным ранцем за плечами я вышел на площадку лестницы. Меня провожала вся наша квартира.

– Я надеюсь, что ваша расторопность и природная сметка… – жарко пожал мне руку Тычинка. (Где это он НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ откопал во мне такие свойства?) – Я надеюсь, принесут огромную пользу исторической науке.

– Берегись дождика, – кинула супруга, когда я спускался по лестнице.

Сбор всех участников похода был назначен в школе. Там, в просторной прихожей, толпилось 20 девять изыскателей, 20 девять изыскательских мам да еще сколько-то папаш, учительниц и нянечек. Взрослые говорили, спорили, цыкали на НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ ребят, а те носились бесполезно взад и вперед, прыгали, хохотали.

Все пришли, не считая Гали.

Повдоль стенки валялись распотрошенные ранцы; в углу громоздились горы консервных банок, мешочки с крупами, сахаром, макаронами, батоны лежали на лавках, как штабели дров; зеленые эмалированные ведра выстроились в ряд, на столе стояла большущая кастрюля НАЧИНАЕТСЯ РАЗГОВОР О БЕРЕЗОВЫХ КНИГАХ.

В далеком углу посиживал Николай Викторович, всклокоченный, потный, даже не красноватый, а лилово-багровый, как будто он только-только выскочил из бани.


nacionalnij-dohod-predstavlyaet-soboj-dohod-poluchennij-sobstvennikami-ekonomicheskih-resursov.html
nacionalnij-doklad-respubliki-uzbekistan-po-vipolneniyu-polozhenij-stranica-8.html
nacionalnij-issledovatelskij-tomskij-politehnicheskij-universitet.html